misto.zp.ua

Яков Пункин – забытая олимпийская легенда

 

Первым олимпийским чемпионом из украинских спортсменов суждено было стать борцу из Запорожья Якову Пункину, человеку трудной, но яркой и прославленной судьбы. Пройдя ад плена и мучений голодом, наш земляк смог стать победителем самых престижных соревнований современности.

Яков Пункин никогда не страдал “звездной болезнью”, хотя прекрасно понимал, что о нем знает весь борцовский мир страны, которая тогда называлась Советским Союзом. Как и многие другие легенды советского спорта, он закончил жизнь в бедности, работая простым подсобным рабочим в спорткомплексе.

 


 

Дом на ул. Анголенко, 1 (бывшая Базарная), где родился чемпион


На последней сессии Запорожского городского совета, помимо хозяйственных вопросов, депутатами было принято решение присвоить одной из улиц Запорожья имя Якова Пункина. С такой памятной инициативой выступил председатель Хортицкой райадминистрации Александр Гофман. Теперь улица в районе Мостоотряда-7 будет носить имя прославленного чемпиона.


Главное – выжить


Яков Пункин родился в 1921 году в Запорожье в еврейской семье. Его семья жила на Анголенко, 1, тогда улице Базарной. Недалеко, на бывшей улице Троицкой (ныне – Чекистов), в 1929 году в здании бывшей синагоги александровского миллионера Лещинского открыли первый запорожский Дом физкультуры. Окончив семь классов, пошел работать токарем на завод и стал заниматься классической борьбой. Уже к 1939 году Пункин становится известным спортсменом. В 1940 году он стал серебряным призером первенства Украины, в 1941 году – чемпионом Украины. В 1940 году закончил Киевскую школу тренеров.
В апреле 1941 года Яков был призван в Красную Армию и направлен в танковую школу. Продолжал тренироваться, выступать и, завоевав титул чемпиона Вооружённых сил, начал готовиться к первенству страны, но грянула война.
Повоевать Якову пришлось меньше недели. Он был контужен, лежал в лесу в ожидании санитарной машины, но его не успели вывезти – попал в плен. Фашисты загнали всех за колючую проволоку, но группе спортсменов из 6 человек (Яков среди них) удалось прорваться из окружения в лес. После месячных блужданий голодные и оборванные набрели они где-то на границе между Белоруссией и Литвой на одинокий хутор и тут же повалились спать на сеновал. Но хозяин, чтобы услужить немцам, сообщил о них в ближайшую комендатуру. Фашисты схватили их и направили в Волковысск, в концлагерь “Мепен”. Беглецы влились в многотысячную колонну наших пленных. Перед строем выступил немецкий офицер и через переводчика приказал выйти вперёд коммунистам, комиссарам, офицерам и евреям. 40 человек вышли вперёд.
Яков, втянув голову в плечи, остался стоять в строю. Впоследствии он выдавал себя за осетина. Вышедших из строя тут же в стороне расстреляли.
С лета 1942 года его перевели в “Оснабрюк”, откуда был направлен в крестьянские хозяйства для выполнения сельскохозяйственных работ. В 1945 году он находился в лагере “Меннен”, откуда и был освобожден из плена. Американцы передали Якова советским бойцам. Когда наши солдаты увидели Пункина, они думали, что подобрали мальчика. Говорят, что тогда будущий победитель Олимпиады весил 36 килограммов. Его поместили в госпиталь. В течение следующих трех лет проходил военную службу в Магдебурге, возобновив в этот период занятия борьбой. В 1947 году Яков стал чемпионом Вооруженных сил по классической борьбе.


Первый – украинский


Демобилизовавшись из армии, борец вернулся в Запорожье и стал тренером. В 1948 году Пункин занял 6-е место на чемпионате СССР по классической борьбе, а в 1949 году стал чемпионом СССР. В олимпийскую сборную СССР Яков Пункин был включен, будучи уже трехкратным чемпионом СССР, мастером спорта СССР, участником 18 международных схваток при одной проигранной. Перед тем как отправиться на первую для советских спортсменов Олимпиаду в Хельсинки, Яков успел стать трёхкратным чемпионом СССР в полулёгком весе. Получив установку от работника ЦК с четкой формулировкой добыть “золото”, а иначе этот металл придется добывать на Колыме, спортсмен улетел в Финляндию.
На Олимпиаде выиграл все пять схваток, причём три из них – на туше. Пункин боролся в весовой категории до 62 кг (полулегкий вес). В предварительных схватках он одержал чистую победу (положил на лопатки или тушировал) француза Антуана Мерля, а затем со счетом 3:0 выиграл у Сафи Таха из Ливана. Потом с таким же счетом победил Хасана Бозбея из Турции. В решающих схватках наш борец положил на лопатки обоих своих главных соперников – венгра Имре Пойяка, а затем и египтянина Ахмеда Аль-Рашида.
Коронным приемом Якова Пункина был “винт” – бросок прогибом, который он исполнял особенно – с резким изменением траектории броска уже после его начала. Повторить коронный бросок Пункина пока не удалось ни одному из борцов! Дело в том, что у Якова после контузии был нервный тик: подёргивались плечо и часть лица. Соперникам казалось, что бросок пойдёт влево, а Пункин внезапно разворачивал его вправо. Непроизвольным, ложным движением он ставил в тупик абсолютно всех.
По результатам Олимпийских игр Якову Пункину было присвоено звание Заслуженного мастера спорта СССР.
Позже он стал пятикратным чемпионом СССР и двукратным победителем первенств, проводившихся в рамках Всемирных фестивалей молодежи и студентов. Еще один раз он выиграл эти соревнования, будучи уже тренером сборной СССР.


Хорошая наследственность


Как человек, который еле выжил в немецком концлагере, к тому же был еще и контужен, смог стать Олимпийским чемпионом в силовом виде? На этот вопрос пытались ответить многие его современники, но разгадать секрет так никто и не смог. Финские журналисты назвали его “человеком без нервов”, а борцовские аналитики дали ему прозвище “молния на ковре”. Сам Пункин говорил, что всему “виной” хорошая наследственность.
– Это – отец. Он был портовым грузчиком. На спор, потехи ради мог подлезть под лошадь и поднять её. А в уличных боях без правил клал на лопатки любого докера, – утверждал чемпион в одном из интервью. Добавив, что на ковре он не боится никого, потому как вообще весь лимит страха израсходовал еще в концлагерях.
– Он не мои атаки опережал, он мысли мои опережал. Он действует на сверхвысоких скоростях! Пункин – молния! – вспоминал 11-кратный чемпион СССР по борьбе Леонид Егоров.
Первый чемпион мира среди украинских борцов Григорий Гамарник также восхищался своим коллегой: “Пункин – уникальный борец, прежде всего потому, что даже капли его энергии не сжигала предстартовая лихорадка. Он никогда не боялся своих соперников. Да он о них просто не думал. Ему это было просто ни к чему. Я собирал сведения о будущих моих противниках, заранее продумывал борьбу с каждым из них, а Пункин даже понятия не имел, как это делается. Он выходил на ковер и побеждал. Тут все просто. У него были “железные” нервы!”.
Реактивность Пункина была темой серьезных научных исследований. Заместитель директора Всесоюзного научно-исследовательского института физкультуры и спорта Александр Новиков так сказал: “Очевидно, здесь надо говорить о редкостном синхронном желании провести атаку, приказе самому себе выполнить эту атаку и умении молниеносно осуществить этот приказ. Подобное – результат такой большой работы, такой колоссальной работоспособности, что и представить себе трудно”.


Титулованный скромняга


До 1960 года Пункин выступал на ковре, а в 1962 году стал тренером, начав новый этап своей непростой жизни.
Вспоминает Валерий Смирнов,  президент  городской федерации греко-римской борьбы (на данный момент Валерий Владимирович заканчивает книгу о легендарном борце):
– С Яковом Пункиным мы познакомились в 1963 году, когда я пришел заниматься борьбой в спортивный клуб, и так получилось, что мой тренер Свиридов и он работали в одно время. Тогда никто из нас особенно-то и не знал, что перед ними Олимпийский чемпион. Я помню, что мы гордились тем, что тот же Свиридов - чемпион СССР, а о том, чего добился Пункин, как-то не говорили. Причина, наверное, кроется в том, что Яков Григорьевич никогда не вспоминал о своих выдающихся достижениях, так сказать, не выставлял их на показ. Вот такой был скромный человек.
О большой скромности Пункина говорят и люди, которые знали его намного ближе. Он мог пойти к высокому начальнику и попросить за кого-то, но себе никогда ничего не просил. Всю жизнь прожил в “двушке” на улице Лобановского, тогда Спортивной. Больше всего в жизни он любил борьбу, а награды, звания и регалии для него были второстепенны. Например, свою ленту с наградами, когда брал на то или иное праздничное событие, несколько раз просто забывал на стуле. Его скромность привела к тому, что о первом Олимпийском чемпионе Украины попросту забыли. Последние годы своей жизни Яков Пункин работал простым подсобным рабочим в спорткомплексе. Умер чемпион в 1994 году. Похоронен на Первомайском кладбище в Запорожье, обретя свой покой лишь после перезахоронения на центральной алее, которое провели небезразличные к его памяти люди.
– О чем сейчас жалею, так это о том, что, видя его практически каждый день, я не задал ему тех вопросов, на которые сейчас никто не может ответить, – говорит Валерий Смирнов. – Хотя сам он мало о себе рассказывал. Не любил говорить о прошлом. Много всего пережил и перестрадал, ведь, кроме плена и концлагеря, уже в мирной жизни ему не давали покоя. Например, перед Олимпиадой в НКВД пришел донос, где Яков Пункин был представлен не в лучшем свете. Мол, и пьет, и морально разлагается, и вообще, будучи евреем, каким-то образом смог уцелеть в концлагере, что очень подозрительно. Я видел этот документ, так вот в конце этого “чудного рассказа” уже карандашом читавший его написал: выиграл Олимпийские игры. Пожалуй, инструктировавший работник ЦК был прав, если бы не победа в Хельсинки, то Яков Пункин закончил бы свою жизнь в лагере, – предполагает Валерий Смирнов.
Закончить свой рассказ о выдающемся запорожце, спортивные достижения которого имеют право на более яркое освещение, хочется одной из многочисленных правдивых баек о Пункине. Вот одна из историй, которую описал современник борца:
– Яша был весельчак, балагур, выдумщик, человек абсолютной щедрости. Каких только легенд о нём ни ходило: будучи легковесом, борется с тяжёловесами, борется одной рукой, борется с завязанными глазами. В 1954 году я увидел Якова Пункина ещё раз в Ростове-на-Дону. После соревнований в гостинице поздно ночью услышали шум. Сосед разбудил меня:
– Вставай, Аркадий!
Мы вбежали в номер напротив и увидели, как Яков делает стойку на одной руке на перилах балкона, а этаж – 4-й. После тяжёлых соревнований борцы приняли на грудь и поспорили, сможет ли Яков сделать такую стойку. Но разве мог Пункин проиграть спор? Мы схватили его за ноги и втащили в комнату.


Роман Прядун


 

* Редакция сайта не несет ответственности за содержание материалов. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий
Имя
Сообщение

Комментарии:

нет комментариев
Лента статей
MISTO.ІНФОРМІНДУСТРІАЛЬНЕ ЗАПОРІЖЖЯДІТИ ЗАПОРІЖЖЯМІГПОЗИЦІЯМЕЛИТОПОЛЬСКИЕ ВЕДОМОСТИЗАПОРІЗЬКА СІЧ (АРХІВ)
Про СМИ
Контакты
Запорожье и область | Новости Запорожья и области RSS 2.0 | follow us on | читайте нас в