Лента статей
Про СМИ

Сергей Знаменский - шеф-редактор газеты ПозицияНазвание издания Всеукраинская об- щественно-полити - ческая газета  "Позиция" говорит само за себя - мы имеем своё обоснованное мнение по ряду концептуальных вопросов общественно-политической жизни страны. Среди приоритетных направлений нашей работы: критичный подход к оценке работы власти любого уровня; направленная журналистская работа по реализации идей построения гражданского общества в Украине; устоявшиеся моральные ценности; следование принципам журналистской этики; вопросы интеграции Украины в цивилизованное сообщество; духовные ценности славянских народов.

Коллектив редакции использует аналитический подход при подготовке своих материалов, рассчитанных на самый широкий возрастной и социальный диапазон, но в первую очередь - на думающего собеседника, небезразличного к окружающему нас миру.

Контакты

Адрес редакции:
69068, г. Запорожье ул. Копёнкина 54
Главный редактор:
Сергей Знаменский
Телефоны:
тел./факс: +380 (61) 289-35-36 (-37)
Интернет-сайт:
www.pozitciya.com.ua
E-mail:
post@pozitsiya.com.ua
Подписной индекс:
90791

misto.zp.ua

Попытка номер два


Украина уже без малого тридцать лет после развала Советского Союза пытается интегрироваться в мировое капиталистическое сообщество. За это время довлеющее влияние на нашу страну приобрели англо-саксонские страны, и в первую очередь США. Наши руководители не особо и сопротивлялись этому, все глубже увязая в долгах МВФ и впуская в страну западные ценности. Они не особо задумывались над разностью наших культур, не принимали во внимание ментальные различия и историческое наследие. 

 

Сегодня мы пожинаем эти плоды в виде деградации государственности и тотальной экономической зависимости от Запада. Время для того, чтобы подняться с колен, осознать, куда ведет этот путь, еще есть, но его осталось немного. Поэтому для понимания идущих процессов нужно изучать взгляды ведущих представителей западной элиты, которыми они смотрят на мир, в том числе и на нас.

 

Одним из таких мировых аналитиков является Збигнев Бжезинский. Он был допущен в святая святых – высшие политические круги США последних десятилетий, когда могущество этой страны достигло своего предела. Здесь важно отметить, что автор в своей книге «Второй шанс» не скрывает того, что эта книга содержит субъективные утверждения. «Моя оценка вытекает также из моего личного опыта в качестве заинтересованного наблюдателя». И это вдвойне ценно, ибо Бжезинский является выразителем взглядов целого пласта американской элиты, именуемой сегодня «глобальной».

 

Кто в доме хозяин?

 

Первые две главы книги целиком посвящены осознанию того, что произошло после развала СССР, и какой шанс получила американская страна в результате этого. «Никогда прежде в истории не было, чтобы лишь одна держава занимала верховенствующее положение. Поэтому для безопасности и благополучия не только самой Америки, но и для всего мира в целом жизненно важно, осуществляет ли Америка свое всемирное руководство ответственно и эффективно» (стр.9).

 

Автор сразу осуществляет подмену понятий, которые в дальнейшем лежат в основе его рассуждений – «верховенствующее положение» никак не обозначает «всемирное руководство». Более того, продвигаемые американцами по миру т.н. демократические ценности в представлении, условно говоря, человека мира потому и являются демократическими, что навязываться насильно не должны. Понятие же «руководство» уже предполагает насилие. Конечно, добрые намерения, подкрепленные кольтом, воспринимаются гораздо лучше, чем просто добрые намерения.

 

По-своему замечательной является следующая фраза автора книги: «Кроме совершенно очевидной потребности в обеспечении собственной национальной безопасности, возвышение Америки до уровня самого могущественного государства в мире возложило на Вашингтон три главные миссии» (стр.9).

 

Не в перечислении миссий дело, тем более что он их излагает довольно расплывчато. Дело, опять же, в подходе – кто покушался в 1991 году на национальную безопасность США - в период, когда эта страна, по словам самого же Бжезинского, «занимала верховенствующее положение»? Ну и, конечно, американское мессианство по части распространения своих ценностей по всему миру...

 

Истоки этого «демократически» довлеющего влияния восходят к периоду президентства Вудро Вильсона (1913-1921 гг.), который, по сути, первым озвучил глобальные притязания Америки: «Мы создали эту нацию, чтобы сделать людей свободными, и мы... не ограничиваемся Америкой, и теперь мы сделаем всех людей свободными. А если мы этого не сделаем, то слава Америки улетучится и мощь ее испарится». По его мнению, цели, стоящие перед США, выдвинуты непосредственно

 

Провидением, а безопасность Америки неотделима от безопасности всего человечества.

Збигнев Бжезинский сам перечисляет те «миссии», которые США и продвигали за этот период по всему миру. Как видно, они носят исключительно военный характер - даже просто по названиям операций.

 

1989 – операция «Справедливое дело»

1991 – операции «Щит пустыни и «Лиса пустыни»

1994 – операция «Возвращение «Аристида»

1995 – операция «Обдуманная сила»

1995-1996 – разрешение кризиса в Тайванском проливе

1998 – операция «Лиса пустыни»

1998 – операция «Длинные руки»

1999 – операция «Союзнические силы»

2001 – операция «Несокрушимая свобода»

2003 – операция «Свобода Ирака»

 

Следует отметить, что ни здесь, ни в дальнейшем действия США и их руководства не рассматриваются с точки зрения привнесения и поддержания в мире моральных ценностей человечества, развития его культурной составляющей. Речь идет чисто о плотских, меркантильных интересах. Понятие «ценности» у Збигнева Бжезинского употребляется лишь в следующем контексте: «Американцам необходимо спросить себя: руководствуется ли их общество ценностями, соответствующими эффективному и долговременному глобальному лидерству и действует ли подобным образом американское правительство?» (стр.12).

 

Вместе с тем следует отметить понимание Збигневом Бжезинским того факта, что даже в глобально-стратегическом аспекте за анализируемый им период с 1991 по 2006 годы у СШАвозникли серьезные проблемы. Так, он отмечает, что первая война в Персидском заливе не принесла политических результатов и мир на Ближнем Востоке не был установлен. А наряду с расширением НАТО на Восток (вопреки обещаниям США, данным Горбачеву не расширяться) и «институционно оформляющейся глобализации» путем создания ВТО и усиления роли МВФ с его резервным фондом и активностью Всемирного банка, был спровоцирован финансовый кризис в Азии. Что отрезвило местные элиты и «создало предпосылки для возникновения восточноазиатского регионального сообщества», характер которого стал определяться доминирующей ролью Китая.

 

Бжезинский также отмечает, что Штаты не смогли обуздать желания Индии, Пакистана и Северной Кореи иметь свое ядерное оружие. Крахом же надежд Америки на свое глобальное господство стали атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Впервые в заносчивом американском сообществе было посеяно чувство страха.

 

Мало того, Бжезинский вполне трезво отмечает тот факт, что мало мотивированное вторжение Штатов в Ирак в 2003 года раскололо Атлантическое сообщество. Очевидно, европейские партнеры шарахнулись от такого оскала американской демократии. Удивительным образом «ястреб» Бжезинский смог в своей книге признать, что к 2006 году «Соединенные Штаты признают необходимость сотрудничества с Европейским Союзом, Китаем, Японией и Россией по основным вопросам глобальной безопасности» (стр.18). Иными словами, попытка якобы мирового гегемона по довлению над миром потерпела крах.

 

Забегая вперед, отметчу, что еще через пятнадцать лет Соединенные Штаты Америки вновь наступили на те же грабли. Очевидно, признания Збигнева Бжезинского о необходимости сотрудничества с иными мировыми игроками слабо кореллировались с другими глобальными игроками Америки, и сегодня мир вновь поставлен на грань раскола. Но мы немного отвлеклись, это совсем другая история.

 

Два мира – два образа жизни

 

Одной из реперных точек в книге являются рассуждения автора об «империи зла» - Советском Союзе и его развале. Отмечу важный момент: ни Бжезинский, ни многие другие адепты и идеологи капиталистической системы не стремятся анализировать коренное отличие ее от социалистической, которая была в СССР. Это и понятно – тогда пришлось бы говорить о том, что собственность на средства производства, владение которыми и определяет распределение материальных благ в капсистеме, принадлежит узкому кругу физических лиц, волюнтаристским образом присвоивших себе это право.

 

Даже мало упоминается «священное право на частную собственность» - дабы особо не раздражать неимущие широкие массы. Удобно говорить о «пустоте идеологии» и нависшей над человечеством коммунистической угрозе. «Чрезвычайно важно, что несколько президентов США разделяли общее понимание нависшей угрозы, которую представлял собой советский коммунизм» (стр.22). О какой угрозе здесь идет речь? Автор книги этого не расшифровывает. Но и так ясно – речь идет о ликвидации в первую очередь крупной частной собственности и значительном усилении роли государства. Страх 1917 года навсегда поселился в американских умах.

 

Подводя итоги обосновательной части книги, описав усилия Америки по наведению мирового порядка с точки зрения американского гегемона, Збигнев Бжезинский задается вопросом: «И все же через пятнадцать лет после падения Берлинской стены Америку, тогда гордую и вызывавшую во всем мире восхищение, теперь повсюду встречают открытой враждебностью, ее легитимность и доверие к ней рушатся. Ее прежние верные союзники отдаляются от нее, и опросы мирового общественного мнения показывают широко распространенную враждебность по отношению к Соединенным Штатам. Почему?» (стр.23).

 

Предваряя и предвосхищая дальнейшее обсуждение повествования о книге Бжезинского, попробую кратко ответить на этот вопрос уже здесь: это произошло по той причине, что Америка силой попыталась распространить свое влияние на весь мир. Это проявилось и в навязывании единой валюты, и в продвижении своих демократических ценностей (даже там, где авторитаризм и фундаменталистские религиозные воззрения народов никак не предполагали того), и, самое главное, в силовом военном давлении. Збигнев Бжезинский все это в дальнейшем пытается осознавать.

 

Понятно, что на пути установления такой тотальной гегемонии стояли Советы. В своей книге Бжезинский мало внимания уделяет этому противостоянию, несмотря на то, что его основа является ключом к пониманию сегодняшних проблем мира. Очень вероятно, что в нерешимости вопроса обладания средствами производства и кроются концептуальные проблемы мира. И обсуждение этого вопроса, анализ проблемы давало бы понимание Бжезинским его важности. Однако автор уводит в сторону от него, «замыливая» вопрос в сферу надстройки:

 

«Почти через полвека, в конце декабря 1991 года, спуск красного флага над Кремлем стал знаком не только развала Советского Союза, но и конца упорствующей в своей неправоте идеологии, также стремившейся к глобальному доминированию» (стр.24). И далее: «Декабрь 1991 года был, по существу, символической датой, кульминацией целой серии событий, неудач, ошибок и действий – как внутренних, так и внешних, которые, сложившись, разнесли загнивавшее сооружение, претендовавшее на непобедимость и историческую неизбежность» (стр.25).

 

Следует отдать должное Збигневу Бжезинскому: анализируя в дальнейшем ход противостояния двух направлений развития, захвативших Америку – глобализм и неоконсерватизм, он пытается не уйти от осознания моральных ценностей, сопровождающих любую форму организации общества: «Ответ должен быть найден путем морального определения мировой роли Америки. Иначе всемирное лидерство Америки было бы недостаточно легитимным» (стр.42).

Однако понимает он эти аспекты не с точки зрения собственно самих ценностей – морали, нравственности, сопереживания и сочувствия, совести, наконец. Возможно, именно понимание этого иного подхода и поможет нам осознать разность между молодым – по сроку существования – американским сообществом и многосотлетней православной цивилизацией. Именно следующее выражение автора дает, на мой взгляд, ключ к пониманию этого различия: «Привлекательной моральной основой политики должны быть гуманитарные соображения. В этом случае права человека превращаются в глобальный приоритет, что отвечает устремлениям политически активной массы людей» (стр.43).

 

Именно культивируемые на Западе права человека позволили там организовать т.н. гражданское общество - в отличие от нашего общинного, семейного уклада. Моральные ценности в этих обществах разные, в каждом обусловлены исторически, уже проросшие ментально и именно по этому они не могут быть навязаны друг другу.

 

Глобальное вторжение. «Котлета по-киевски»

 

Удивительные вещи Збигнев Бжезинский излагает в ряде следующих глав своей книги, где характеризует и анализирует процесс распада Советского Союза. Он всячески отрицает роль Соединенных Штатов в этом вопросе, делая акцент на том, что администрация Буша-старшего и он лично были настроены на сохранении статус-кво в отношениях между Америкой и СССР. «Единственным несогласным, постоянно выступавшим за распад Советского Союза, был министр обороны Чейни» (стр.58).

Позвольте, а в чем же тогда заключалось стремление Америки победить, как не развалить? В подтверждение этого приведу цитату самого автора книги, который «скромно» обозначает свой вклад в этот процесс. «Как помощник президента в конце 1970-х годов, глубоко убежденный в том, что многонациональный характер Российской империи был ее ахиллесовой пятой, я предложил скромную закрытую программу, направленную на поддержку стремлений нерусских национальностей Советского Союза к независимости» (стр.57)Комментарии, думаю, здесь излишни.

В этих же главах Збигнев Бжезинский, как само собой разумеющееся, излагает процесс вмешательства США во внутренние дела Китая и европейских стран, в первую очередь Восточного блока, оставшихся, так сказать, «без надзора» после распада СССР. С точки зрения консолидации мира логичным было бы делегировать эту функцию той же ООН. Однако Америка, оставшись без главного оппонента, организует однополярный мир в соответствии со своим видением и интересами. О вполне меркантильных финансово-экономических интересах мы поговорим немного позже, пока же хочу привести несколько фраз, характеризующих процесс вторжения Америки во внутренние дела других государств. «Американская поддержка демократического переворота в Польше неприменима к Китаю» (стр.53).

 

«Действия Буша заслуживают высочайшей похвалы. Уговоры, заверения, лесть, порой угрозы в мягкой форме – к чему только не прибегал он в беседах со своим советским партнером. Он должен был соблазнить Горбачева, рисуя ему картины глобального партнерства и при этом склоняя его согласиться с распадом советской империи в Европе» (стр.55).

 

«Помимо чрезвычайно сложных усилий, направленных на мирный демонтаж советской империи, администрация Буша одновременно столкнулась с угрозой безопасности в персидском заливе и должна была дать дипломатический и военный ответ на захват Ираком Кувейта» (стр.63).

 

Для нас, жителей современной Украины, особую ценность представляют воззрения руководителей Америки, которые они исповедовали на заре нашей независимости. Вглядываясь в туманные дали прошлого можно, оказывается, обнаружить, что визит нынешнего руководителя США Джо Байдена в бытность его еще вице-президентом, был далеко не первой попыткой американских цивилизаторов привнести демократические ценности в наш православный мир.

 

Речь Джорджа Буша-старшего, которую он произнес в августе 1991 года в Киеве, американские СМИ назвали «котлетой по-киевски». Вот как ее характеризует Збигнев Бжезинский: «Эту речь тысячи украинцев слушали в надежде, что их стремление к независимости найдет поддержку у президента ведущей демократической страны мира. К своему огорчению, вместо этого они услышали, что «свобода и независимость – не одно и то же. Американцы не поддержат тех, кто стремится к независимости, при этом заменяя уходящую тиранию местным деспотизмом. Они не будут помогать тем, кто распространяет самоубийственный национализм, основанный на этнической ненависти» (стр.57).

 

Даже Бжезинский понимает и не может скрыть того, что Буш подменяет понятия, прикрывая желание глобализировать мир под себя стремлением украинцев к «самоубийственному национализму, основанному на этнической ненависти». С одной стороны, совершенно верная характеристика прораставшего в Украине махрового шовинизма, но с другой – неприкрытое желание подавить украинское стремление к самостоятельности.

 

К большому сожалению, все руководители нашего государства последующих 30 лет позволили поставить себя на эту убийственную растяжку, наживаясь на западных подачках и паразитируя на украинском патриотизме. Наша самодостаточность по части организации государства и экономический базис – лучший и постсоветских республик – только деградировали в результате «приживления» демократического реализма. Так что зерна разобщения, брошенные Бушем и К° в начале 1990-х, проросли у нас очень быстро. «Котлета по-киевски» вполне успешно поджарилась...

 

Сергей ЗНАМЕНСКИЙ


* Редакция сайта не несет ответственности за содержание материалов. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий
Имя
Сообщение

Комментарии:

нет комментариев
MISTO.ИНФОРМ
ДЕТИ ЗАПОРОЖЬЯ
МИГ
МЕЛИТОПОЛЬСКИЕ ВЕДОМОСТИ
ПОЗИЦИЯ
ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ЗАПОРОЖЬЕ
РАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА
РОСТ
ПОРОГИ
КЛЯКСА. ГАЗЕТА ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ
ЗАПОРІЗЬКА СІЧ
СОДРУЖЕСТВО
ПРАВДА (АРХИВ)
УЛИЦА ЗАРЕЧНАЯ (АРХИВ)
ЗАПОРОЖСКИЙ ПЕНСИОНЕР (АРХИВ)
ВЕРЖЕ (АРХИВ)
МРИЯ (АРХИВ)
НАДЕЖДА (АРХИВ)
ГОРОЖАНИНЪ (АРХИВ)
БЕРДЯНСК ДЕЛОВОЙ (АРХИВ)
ИСТЕБЛИШМЕНТ. АНАЛИТИКА (АРХИВ)
ОСТРОВ СВОБОДЫ (АРХИВ)
ЖУРНАЛ ЧУДО (АРХИВ)
ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА. ТРК АЛЕКС (АРХИВ)
БЕЛАЯ СТРЕЛА (АРХИВ)
ЗНАМЯ ТРУДА (АРХИВ)
АВТОПАРК (АРХИВ)
МИГ по ВЫХОДНЫМ (АРХИВ)
Запорожье и область | Новости Запорожья и области RSS 2.0 | | follow us on | читайте нас в