Лента статей
Про СМИ

Инга Истеркина. МиГ по-выходным. ЗапорожьеМИГ по выходным  - газета хороших новостей. Что происходит в мире? в Украине? в Запорожье? в мире искусства? вмире моды? в мире книг? в мире человеческих отношений?
Обо всем об этом и о многом другом читайте в рубриках газеты "МИГ по выходным": "Тратим деньги с удовольствием","Большой секс в маленьком городе", "В вашем стиле","В здоровом теле", "Мужской клуб","Всюду жизнь". "МИГ по выходным"  - газета хорошего настроения!

С уважением, редактор газеты "МИГ по выходным"  Инга Эстеркина

Контакты

Адрес редакции:
был
Телефоны:
были
E-mail:
был
День выхода газеты:
было

 

 

Рождение музыки из духа свободы

24 октября в Концертном зале имени Глинки состоялся концерт Запорожского академического симфонического оркестра: давали Рихарда Штрауса и Вольфганга Амадея Моцарта. Солировал пианист Дмитрий Найдич (Франция). (см. ФОТОРЕПОРТАЖ)

Пианист Дмитрий Найдич (Франция)В антракте один из заслуженных оркестрантов сказал о Дмитрии Найдиче, что он играет как Владимир Горовиц. Что это значит? Владимиру Горовицу принадлежит такой постулат: “В исполнении должна ощущаться свобода”. Та свобода, по мнению музыкального критика Юлии Бенти, “часть которой каждый солист просто обязан вырвать из рук композитора и дирижера”. Но в этот вечер между солистом, оркестром, дирижером было не противостояние, а настоящая  идиллия. Дмитрий Найдич, вместе с маэстро Вячеславом Редей и нашим симфоническим оркестром, о котором прославленный гастролер сказал, что “это сокровище, которое следует беречь”, явили пример редкого единодушия, общего взлета к вершинам понимания мысли Моцарта, а может быть даже – самого духа музыки Моцарта.

Дмитрий Найдич, пианист, композитор, аранжировщик, полный профессор Национальной консерватории (Лион), украинец и француз, сопроводил свое выступление словами: “Моцарт – это совершенно уникальное для меня явление в истории. Вот просто такого человека и композитора история не знает, такого сочетания абсолютного гения и изысканной мягчайшей добрейшей детской души больше нет. Его музыка настолько доверительна, настолько тепла – он так и не вырос, он остался ребенком пяти-шести лет, который идет к маме и говорит ей что-то самым искренним образом. И вот это меня трогает. Так что это радость безумная общения с  этим великим человеком!”

Утром тоже дня, в канун концерта, мы с фотографом Владимиром Кадуриным сидели за кулисами и слушали: Найдич репетировал с оркестром своего Моцарта. А затем на сцене, во время перерыва состоялось интервью – на фоне звуков музыки – кто-то из задержавшихся на сцене оркестрантов позволял инструментам «пробовать голос».

– Вы исполняете классическую музыку и джаз – вероятно, это открывает особые возможности…
– То, что я много занимаюсь импровизацией и джазом, дает возможность взгляда на классическую музыку со стороны. Когда варишься только в одном искусстве – сложно абстрагироваться. Когда занимаешься и тем и другим, видишь, что хорошо, а что может быть поставлено под сомнение. Такие же у меня отношения с джазом – я тоже могу посмотреть со стороны. Я вижу какие-то вещи, которые, как мне кажется, могут быть изменены – с точки зрения классической музыки.
Дело в том, что сейчас мы живем в мире цифрового совершенства, которое убивает артистический подход. Наше время приучило нас к вылизанной совершенной продукции, и музыкант в наше время живет в системе конкурсов, которые не позволяют ни тени несовершенства, – все это способствует тому, что совершенные машины побеждают замечательных артистов. В результате мир наполнен исполнителями блестящими, уровень технический возрос невероятно и с каждым годом становится все выше. Но настоящее артистическое начало становится не настолько важным, его не настолько ценят – вот по этим самым причинам. И поэтому, когда сегодня слушаешь артистов начала прошлого века, поражаешься ярким артистичным интерпретациям. Дело в том, что музыка, как и всякое другое искусство, – это язык. А язык нужен для того, чтобы что-то выразить…

– И как нынче обстоит с этим дело – есть ли у нас что выразить? Вы сказали: “поставить под сомнение”? Это было о Моцарте или об исполнительстве?
– Нет, нет, конечно, только об исполнительстве, о современных тенденциях исполнительства…

– Вы имеете в виду, что люди не привносят в исполнение что-то свое за неимением этого своего, то есть стремятся к тому, чтобы как можно точнее передать букву произведения, а не его дух?
– Совершенно верно! Дело в том, что процесс исполнительства очень сложный. Технические требования необыкновенно высокие, часто из-за этих требований, из-за сложности всего процесса мы забываем, зачем мы это делаем! А делаем мы это затем, чтобы понять и пережить идею композитора. Дело в том, что тут очень тонкий процесс – роль исполнителя сложная и двойственная. Что он должен сделать – свято поклониться автору и воспроизвести его музыку…

– Как ксерокс…
– Да, как ксерокс. Так невозможно – это будет жалко. Я считаю, что исполнитель – он как бы второй создатель, потому что музыка оживает благодаря ему – все-таки. И, конечно, есть в первую очередь уважение к автору – абсолютное. Первая задача – понять и изучить текст в совершенстве, но потом – текст нужно пропустить через себя, пережить, играть так, как будто это ваша музыка, и вот это важно для меня в музыке классической. А что касается Моцарта – это отдельная тема. Моцарт – сплошное совершенство, – можно только поклониться, и смеяться от счастья и плакать от радости общения с таким гением. И с таким человеком!

– Как джазовый исполнитель вы играете только в академических залах, или для вас возможно и выступления в клубах?
– Вы знаете, это вполне возможно, но сейчас клубная музыка уже скорее вчерашний день. Эта традиция постепенно умирает. Она еще есть, но в Париже клубы закрываются, с каждым днем их становится все меньше. Просто это как-то немодно уже. Вот в 50-е это было так. То есть клубы еще есть, какая-то жизнь там идет, но… Вот я, скажем, живу не в Париже, а в клубе интересно играть, когда это рядом с домом, это как бы лаборатория, где можно искать что-то новое в свой свободный вечер. Сегодня попасть в четыре оставшихся парижских клуба становится безумно сложно, как и в любой концертный зал высокого уровня, а заработки в клубе символические. Так что мне это сегодня не слишком интересно как форма… Практически только в Париже остались клубы, а в других городах… ну, может быть, есть один… Это уходящая тенденция, как и тенденция джем-сейшна, все это было раньше…

– Жалко...
– Жалко, да. Но джаз тоже ведь уже не настолько современная музыка, джаз как и классика, – это все уже академическое искусство, которое, можно сказать, уходит во вчерашний день…

– Очень жаль…
– Сегодня тенденции электронной музыки, она заполоняет все на свете, а серьезная  музыка… будем надеяться, что она будет жить еще долго, но тенденция идет к другому.

– Этой осенью на Коктебельском джазовом фестивале мы слушали Ришара Гальяно. Насколько я знаю, вы с ним вместе работали?
– Да, у меня был фестиваль в свое время, на котором я отстаивал свое кредо, как и всегда: каждый вечер было отделение классики, и отделение джаза в одной и той же программе. Я пригласил Ришара играть в дуэте и таким образом мы познакомились, после этого он пригласил меня принять участие в его квартете, а также в проекте, который назывался Piazzolla forever, знаменитый проект, в рамках которого прошло уже больше двухсот концертов. Мы ездили в турне – в разные страны. Кстати и на Украине были – в Харькове, между прочим. Люблю, как Ришар играет – прекрасный музыкант, вдохновенный.

…Концерт этот, я уверена, запомнят все, кто был в зале. Что мы увидели и услышали? Диалог импровизатора и симфонического оркестра. Дмитрий Найдич, а затем и оркестр импровизировали на тему фортепианного концерта молодого Вольфганга Амадея Моцарта – композитор написал его, будучи двадцати лет от роду...

Каким был Моцарт в свои 20 лет? “Мальчик резвый, кудрявый, влюбленный” [эта знаменитая ария написана тридцатилетним Моцартом не о себе ли десять лет спустя?] – вот какой образ встал в этот вечер  перед ошеломленными и счастливыми слушателями как живой. Неблагодарное дело описывать музыку – невозможно, просто невозможно. Но академический наш зал буквально затопили потоки радости, озорства, юной энергии, – и композитора, и оркестра, и дирижера Вячеслава Реди и, конечно, Дмитрия Найдича.

А уж когда в процессе исполнения в пароксизме радости дирижер и пианист упорхнули за кулисы, как два довольно крупных мотылька, а затем вернулись к оркестрантам и к следующей музыкальной фразе, – зал взорвался овациями!

Ей-Богу, композитор Моцарт в этот вечер был в зале – в нашем присутствии Дмитрий Найдич сделал эту музыку животрепещущей новостью, как если она была написана вчера.

Инга ЭСТЕРКИНА, фото Владимира КАДУРИНА


 

* Редакция сайта не несет ответственности за содержание материалов. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий
Имя
Сообщение

Комментарии:

марина меркулова | 09.07 2009 в 21:26
Есть ли у Дмитрия свой сайт? Хотелось бы узнать о его творчестве больше, например, где планируются его гастроли. Мой адрес memar58@mail.ru

ПОЗИЦИЯ
РОСТ
ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ЗАПОРОЖЬЕ
МЕЛИТОПОЛЬСКИЕ ВЕДОМОСТИ
ПОРОГИ
РАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА
MISTO.ИНФОРМ
ДЕТИ ЗАПОРОЖЬЯ
МИГ
КЛЯКСА. ГАЗЕТА ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ
ЗАПОРІЗЬКА СІЧ
СОДРУЖЕСТВО
ПРАВДА (АРХИВ)
ЗАПОРОЖСКИЙ ПЕНСИОНЕР (АРХИВ)
УЛИЦА ЗАРЕЧНАЯ (АРХИВ)
ВЕРЖЕ (АРХИВ)
МРИЯ (АРХИВ)
НАДЕЖДА (АРХИВ)
ГОРОЖАНИНЪ (АРХИВ)
БЕРДЯНСК ДЕЛОВОЙ (АРХИВ)
ИСТЕБЛИШМЕНТ. АНАЛИТИКА (АРХИВ)
ОСТРОВ СВОБОДЫ (АРХИВ)
ЖУРНАЛ ЧУДО (АРХИВ)
ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА. ТРК АЛЕКС (АРХИВ)
БЕЛАЯ СТРЕЛА (АРХИВ)
ЗНАМЯ ТРУДА (АРХИВ)
АВТОПАРК (АРХИВ)
МИГ по ВЫХОДНЫМ (АРХИВ)
Запорожье и область | Новости Запорожья и области RSS 2.0 | | follow us on | читайте нас в |