Лента статей
Про СМИ

Главный редактор Галина Ивановна СтицинаГазета "МИГ" – издание с интереснейшей судьбой и историей. Первый номер ее, тогда еще "Комсомольця Запоріжжя", вышел 12 ноября 1939 года (с 1991 года "Комсомолець Запоріжжя" сменил название на "МИГ").

Все более 70-ти лет своего существования газета прошла вместе со страной, была активным участником всех этапов ее развития на пути к независимости Украины.

Журналисты газеты "МИГ" и ее дизайнеры – это профессионалы, опытные знатоки своего дела, поэтому не удивительно, что они – лауреаты многих областных, республиканских и международных конкурсов, обладатели различных стипендий. В свое время газета получила грант британского фонда WFD, грант посольства США в Украине и др.

В штате – более 50 сотрудников. Средний возраст – 38 лет. Каждый сотрудник (кроме водителей и уборщиц) имеет рабочий компьютер.

Газета имеет свою принципиальную позицию, никем не финансируется, ее владельцами издания являются сами журналисты.

С уважением,
редактор

Контакты

Адрес редакции:
69600, г. Запорожье, пр. Ленина, 152, 5-й этаж.
Телефон:
787-52-11
Справки о приеме частных объявлений:
787-51-84
Подписной индекс:
40488
Интернет-сайт:
www.mig.com.ua

Подробная информация

misto.zp.ua

Как в селе под Запорожьем гвардии сержанта обидели

Как в селе под Запорожьем гвардии сержанта обидели

В центре села Николай-Поле, которое находится километрах в сорока от города за днепровскими порогами — у границы Запорожской и Днепропетровской областей,  примерно в том месте, где берет свое начало река Сухая Сура,  имеются три памятника: сельчанам, расстрелянным в 1918 году; воинам, освобождавшим село от немцев в 1943 году, и памятник… никому. При проведении декоммунизации, в Николай-Поле турнули с постамента, напоминающего небольшую уличную трансформаторную будку, какого-то вождя и теперь сам постамент можно считать самостоятельным памятником. Или памятником автомату газированной воды, как подсказали остроумные пользователи соцсетей, где я после возвращения из Николай-Поля пристроил фото постамента.  Что касается первого памятника, то история его появления, как мне рассказали, такова: появившиеся в 1918 году в селе, которое тогда было известно как меннонитская колония Николайфельд, кайзеровцы расстреляли 14  активистов, заставив сначала обреченных на смерть вырыть себе могилы. В 1954 году останки расстрелянных перенесли в центр села и воздвигли над их общей могилой монумент в виде Скорбящей матери. Причем кайзеровцы на памятной доске у основания монумента названы… «немецкими оккупантами». У подножия же воинского памятника, относящегося к войне с гитлеровцами, находится плита из черного мрамора с надписью: «Здесь покоятся воины Советской армии, освободившие село Николай-Поле». И ниже – десятки фамилий. Еще ниже  надпись: «Никто не забыт. Ничто не забыто, 1943 год». Бывая у таких погребений, я всегда читаю фамилии погибших. Или хотя бы пробегаю по ним глазами. Читал их и в Николай-Поле. В подавляющем большинстве фамилии были украинские и русские: Янченко, Шутков, Сметанин, Павлов, Овсянников, Костюк, Дьяков, Губарев… Бакаев. Стоп! – споткнулся я на нем: а почему этот воин погиб 18 ноября 1945 года? Село недоосвободили в 43-м? Вероятно, предположил я, ошибка случилась: выбивавший на плите фамилии перепутал и вместо 1943 года у него получился 45-й. И еще я обратил внимание, что Бакаев записан как «кр. арм.» — красноармеец, то есть, хотя у многих других погибших звание уточнялось конкретнее: рядовой, сержант. И вообще, было непонятно, что за воины упокоились в центре Николай-Поля – в смысле, в каком полку они служили. Это я и решил выяснить.

*

Первая заминка у меня возникла как  раз с фамилией Бакаев. По моему запросу электронный архив, в котором сосредоточены данные на миллионы бойцов Красной Армии, выдал мне… 18 страниц погибших воинов с фамилией Бакаев – имени-отчества-то у меня не было, только инициалы имелись: А.В. И тогда я решил поискать сведения на другого бойца, тоже похороненного в Николай-Поле, но с менее распространенной фамилией. Выбрал старшего сержанта по фамилии Вартик В.К. И вскоре узнал, что уроженец Молдавской ССР Вартик Владимир Кириллович служил в 74-й гвардейской стрелковой дивизии и был убит 18 ноября 1943 года. А воинское звание его звучало не совсем так, как выбито на мемориальной плите. Он был гвардии старшим сержантом. Как известно, гвардейское звание присваивалось воинским частям исключительно за боевые заслуги. Носившие его – в виде особого нагрудного знака, очень гордились им. Далее я легко отыскал в архиве документ, из которого фамилия гвардии старшего сержанта была внесена в общую базу данных погибших. Это был от руки – карандашом, заполненный «Именной список безвозвратных потерь сержантского и рядового состава 240-го гвардейского стрелкового полка 74-й гвардейской стрелковой дивизии с 10 по 20 ноября 1943 года». В нем – 25 фамилий погибших. Все 25 похоронены в Николайполье [так в архивной справке село названо]. Причем первые пятеро были убиты 17 ноября, остальные – 18-го. Восемнадцатым в этот скорбный список внесен Бакаев Александр Васильевич, гвардии сержант, командир отделения, уроженец Сталинградской [ныне Волгоградской] области, 1924 года рождения. Дома, в селе Лебяжье, его ждала мать — Бакаева Елена Егоровна. Не дождалась. Девятнадцатилетний гвардии сержант  навсегда остался запорожцем. Обидно, что данные на него на воинском мемориале в селе Николай-Поле занесены с ошибкой. Обидно не ему – мне. К памяти, как я считаю, нужно относиться очень бережно. И это не мертвым нужно, а нам, живым, пусть не покажутся кому-то мои слова высокопарными.

Что еще меня удивило, чтобы не сказать – слегка шокировало, когда я сверял фамилии из «Именного списка» с фамилиями, выбитыми на воинском захоронении: подавляющее большинство бойцов из списка… не указаны на плите памяти в Николай-Поле. Кстати, фамилии у них специфические – не славянского, как говорят в таких случаях, корня. Из тех, что я разобрал: гвардии младший сержант Нарзула Тураев, гвардии красноармейцы Кармен Джабаров, Абдразак Игамбердиев, Саро Асельбеков, Назыр Таналиев, Ахмет Фарахов и Уразбай Юсупов. Из Узбекистана, Казахстана, Киргизии, Башкирии и Каракалпакской автономной республики прибыли  однополчане гвардии сержанта Александра Бакаева и так же, как и он, навсегда остались запорожцами, отдав свои жизни за село Николай-Поле, расположенное на реке Сухая Сура.

**

По моему запросу, электронный архив выдал мне и журнал боевых действий 74-й гвардейской стрелковой дивизии за октябрь-ноябрь 1943 года. Из него я узнал, что во время штурма Запорожья  — в ночь на 14 октября, дивизия находилась неподалеку от города, а с 16-го по 18-е октября совершила марш по селам современного Запорожского района, дойдя  до села Верхняя Криница, что в Васильевском районе. Затем повторила маршрут в обратном направлении и в ночь на 22 октября с территории Запорожского [бывшего Вольнянского] района переправилась через Днепр, заняв позиции в балке Скубова [Солонянский район Днепропетровской области]. А днем 23 октября 240-й гвардейский стрелковый полк, который в ноябре будет отбивать у немцев Николай-Поле,  перешел в наступление и, прорвав оборону противника, овладел хутором Свистунова [это село Петро-Свистуново на правом берегу Днепра]. До Николай-Поля оттуда – по дорогам если оценивать расстояние, оставалось около 30 километров.

Любопытную запись я обнаружил в журнале боевых действий за 15 ноября: «В 20.00 разведгруппы дивизии подходили к траншеям противника в районе высоты 139,8; из траншей были встречены лаем сторожевых собак и сильным пулеметным огнем, в связи с чем отошли на исходные позиции». Ну, а вечером 16 ноября, «после 15-минутного артналета всеми огневыми средствами», дивизия «перешла в решительное наступление с задачей прорвать оборону противника». Бой шел всю ночь и «к 4.00 17 ноября части дивизии продвинулись на 250-300 метров и достигли рубежей… 240-й гвардейский стрелковый полк – безымянного кургана западнее Николайполья» [так в отчете]. С рассветом полки дивизии «на достигнутых рубежах закрепились и в течение дня пополнялись боеприпасами и вели разведку противника». В журнале боевых действий отмечается также, что «за сутки дивизия имела потери: убитыми – 36 человек, ранеными – 60; выведены из строя 45-мм пушка, четыре станковых пулемета, семь ручных пулеметов, четыре ПТР [противотанковые ружья]» и что противник «потерял до 70 солдат и офицеров». А в течение следующего дня, 18 ноября, «противник методическим артиллерийским и минометным огнем обстреливал боевые порядки частей дивизии».

В эти же дни, 17-18 ноября, на передовой происходит замена войск, однако, как отмечается в журнале боевых действий, 240-й гвардейский стрелковый полк, находившийся возле Николай-Поля, «в виду запоздания сменяющих подразделений, замену произвел с наступлением темноты 18 ноября. К 18.00 19 ноября он сосредоточился в районе Францевки [ныне село Матросово Солонянского района Днепропетровской области] – хутора Дальнего». А в течение 18 ноября «полк имел потери: убитыми – 32 человека, ранеными – 23». При этом бойцами полка были уничтожены «до 80 солдат и офицеров противника, четыре станковых пулемета, три миномета, подбит один танк». Все бойцы из 240-го гвардейского стрелкового полка, убитые 17 и 18 ноября, включая гвардии сержанта Александра Бакаева, были похоронены в Николай-Поле.

Вечная им память!

Рассказ о меннонитах колонии Николайфельд тоже предполагается.


* Редакция сайта не несет ответственности за содержание материалов. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий
Имя
Сообщение

Комментарии:

нет комментариев
ПОЗИЦИЯ
МИГ
МЕЛИТОПОЛЬСКИЕ ВЕДОМОСТИ
ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ЗАПОРОЖЬЕ
MISTO.ИНФОРМ
ДЕТИ ЗАПОРОЖЬЯ
РАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА
РОСТ
ПОРОГИ
КЛЯКСА. ГАЗЕТА ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ
ЗАПОРІЗЬКА СІЧ
СОДРУЖЕСТВО
ПРАВДА (АРХИВ)
ЗАПОРОЖСКИЙ ПЕНСИОНЕР (АРХИВ)
УЛИЦА ЗАРЕЧНАЯ (АРХИВ)
ВЕРЖЕ (АРХИВ)
МРИЯ (АРХИВ)
НАДЕЖДА (АРХИВ)
ГОРОЖАНИНЪ (АРХИВ)
БЕРДЯНСК ДЕЛОВОЙ (АРХИВ)
ИСТЕБЛИШМЕНТ. АНАЛИТИКА (АРХИВ)
ОСТРОВ СВОБОДЫ (АРХИВ)
ЖУРНАЛ ЧУДО (АРХИВ)
ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА. ТРК АЛЕКС (АРХИВ)
БЕЛАЯ СТРЕЛА (АРХИВ)
ЗНАМЯ ТРУДА (АРХИВ)
АВТОПАРК (АРХИВ)
МИГ по ВЫХОДНЫМ (АРХИВ)
Запорожье и область | Новости Запорожья и области RSS 2.0 | | follow us on | читайте нас в