28
от автора

Юлия ТимофееваЕсть люди, которые знают, как писать, и люди, которые знают, что писать. Только совместив оба знания, можно выдать что-нибудь стоящее. Но для этого необходим серьезный опыт - не писательский, а житейский. А когда его приобретаешь, начинаешь понимать в жизни так много, что желание писать в прессу само собой испаряется. Вот тебе и замкнутый круг.
Некоторые говорят, что я пишу «ни о чем, а почему-то интересно», и что я не журналист, и что мои статьи – вовсе не статьи, а так, непонятные тексты. И правда, я давно перестала писать на визитках «журналист», я – публицист. А это значит, что я получила право не только компилировать в тексты чужие мысли (мнение журналиста по принятой у нас западной парадигме СМИ никого не интересует), но и предлагать вниманию читателя свои собственные рассуждения и выводы. Они не претендуют на истинность, моя цель иная. Пусть споря с моим мнением, пусть ругая меня заочно, на чем свет стоит, но читатель задумывается над сказанным мною. И это – единственное, к чему я стремлюсь. Осознанность – вот мой идеал. Трудная задачка для нашего насквозь зазомбированного общества. Но делать нечего, ведь кто, если не мы?..

Юлия Тимофеева

последние статьи
контакты

E-mail:

ЮЛИЯ ТИМОФЕЕВА

Провинция в голове

Когда я познакомилась с лидером группы «Хорта» и сотрудником телеканала «Алекс» Андреем Лободой, он рассказал мне о своей патриотической идее: необходимо оставаться в родном городе, применять свой талант, способности на благо малой родины. К тому моменту множество и его, и моих друзей покинули Запорожье, отправившись в атаку на Киев. У Андрея были друзья-единомышленники — помню, меня тогда приятно поразило групповое благородство.

Что ищет он в краю далеком?

Сейчас, спустя два года, Андрей признается, что ему все чаще хочется психануть и свалить в столицу. Дело нее в том, что здесь нечего делать или негде заработать — Андрей востребован. Но родной город не предоставляет того разнообразия возможностей, которое сулит столица. «В Запорожье не дают заниматься тем, чем хочется», — говорит Андрей. Поэтому талантливые, деятельные, смелые — именно такие, которые нужны городу — уезжают.

«Бесспорно: то, что талантливые одаренные молодые люди уезжает из города и области, является огромной проблемой, — считает заместитель начальника управления по делам семьи, молодежи и спорта, начальник отдела по вопросам семьи, женщин, детей и молодежи ОГА Игорь Мещан. — Область вкладывает ресурсы в развитие этих талантов, а результат достается столице. Вместе с тем осуждать таких людей нельзя: для их отъезда есть причины. Если мы посмотрим на другие регионы — Днепропетровск, Донецк, Одессу, Львов — то увидим там четко сформированные элиты. Даже если они внешне разобщены, то для блага родного края они тайно или явно объединяются. У нас же единой элиты нет. Поэтому молодежь и уезжает». Понятно, что где консерватория — туда и тянутся музыканты, где мощнейшая балетная школа — там танцоры, где режиссура — актеры. То же касается научной элиты. В Запорожье есть традиционные научные школы, их направление обусловлено спецификой региона — например, литейного производство. Но прогрессивные научные течения — политология, психология, социология еще не сформированы, поэтому кадры, выбравшие для себя эти специальности, вымываются из региона.

Действительно, есть специальности, молодые представители которых уезжают из Запорожья целыми партиями. Только за последний месяц в Киев рванули четверо моих знакомых корреспондентов. «Я поехал в Киев, потому что там больше возможностей для самореализации и карьерного роста, —объясняет один из них, бывший «МИГовец» Максим Асауляк. — Столицу я предпочел не только из-за работы, но и для расширения кругозора, круга друзей и знакомых».

Журналисты в оптовых масштабах мигрируют еще и потому, что в Запорожье совсем не развита практика аккредитации на мероприятия. В прогрессивных городах репортеров не просто бесплатно пропускают на все концерты, выставки, кино — их туда тянут. Отсюда — полная ориентация в информационном поле, позволяющая нормально работать. У нас же журналистов бесплатно не пускают никуда. А за деньги не находишься — порой журналистской зарплаты хватает всего на пару концертов. Основной концертоустроитель города Геннадий Мусин, привозящий в Запорожье звезд первой величины, работает исключительно с одной проверенной журналисткой, остальных — категорически отвергает. «Я знаю, что она напишет все, как надо» — заявляет он. И Геннадий не одинок в такой позиции. Стоит ли в таком случае обвинять журналистов в скудной информативности местных газет? Да им просто не дают нормально работать.

Другой фактор, провоцирующий молодежную миграцию — отсутствие досуга. Молодежи нужен «движ» — в Запорожье скучно: ни концертов местных групп, ни авангардных выставок, ни новомодных флэш-мобов. «Молодежью нужно заниматься, — говорит Андрей Лобода, — вливать в нее деньги, а этого не делают». Вот и приходится городу в кадровом вопросе обходиться зачастую лучшими из худших, потому что лучшие из лучших уже тю-тю.

Удивительно, но материальный фактор в такой миграции – не главное: чаще всего, молодые люди либо теряют в деньгах из-за дорогущее аренды квартир в столице, ибо остаются на том же финансовом уровне. Гораздо больше существенны ментальные причины. Кандидат философских наук, доцент кафедры философии Киево-Могилянской академии, директор по развитию Фонда «Евразия» в Украине, Беларуси и Молдове Михаил Минаков — выходец из Запорожья. А потому знает ситуацию изнутри. «Провинциализм, — считает он, — это пунктик в голове, что настоящая жизнь в столице. Отчасти это правда, отчасти — ложь, но последнее — чаще». Что ж, в городе, где центр всячески украшается, а на окраины махнули рукой, подобное мышление преодолеть сложно. В головах запорожцев таким образом закладывается: в центре — хорошо, на окраине — плохо, даже если в роли центра выступает Киев, а в роли провинции — родное Запорожье. Прав Сергей Довлатов в «Компромиссе»: «Я думаю, можно быть провинциалом в столице и столичным жителем в тундре. То есть провинция — явление духовное, а не географическое».

Уйти, чтобы вернуться

Как это ни странно, в молодежной миграции в столицу можно найти и положительные моменты. Как говорит легендарный редактор «Огонька» Виталий Коротич, украинские писатели из провинции первую половину жизни тратят на то, чтобы как можно удобнее устроиться в Киеве, а вторую — пишут, как хорошо в селе. Вот если бы эти писатели и иже с ними не только писали, но и что-то делали для своего «села», это было бы дело! «Утечка мозгов факт, — говорит Михаил Минаков. — Но его можно использовать на благо малой родины. Полтавчане, например, начали активно использовать землячество в Киеве для восстановления города. Они работают с каждым мало-мальски заметным киево-полтавчанином в бизнесе, администрации, культуре и науке. Это общение аккуратно подвигает их на решение проблем города».

По мнению Михаила, такая схема для Украины в целом нехарактерна. Региональные идентичности у нас воспринимаются общественностью негативно, так как могут привести к сепаратизму. Это позволяет носителям «государственной идеологии» отказываться от связей с региональными интеллектуальными элитами. После того, как региональные элиты добиваются власти в Киеве, они разрывают связи с региональными интеллектуальными группировками. Однако пример Полтавы показывает, что можно и по-другому. Почему бы Запорожью не последовать благому примеру? Ведь «наших», добившихся успеха, в Киеве немало.

Еще один плюс: некоторые, пройдя, киевские «университеты», возвращаются назад. Еще Петр Первый отправлял боярских детей за границу — набраться ума и опыта, после чего те были должны «отработать» на государевой службе. Примерно так описывает свои планы и журналист Максим Асауляк: «Я с удовольствием вернусь обратно. Хочу в Киеве вырасти профессионально, приобрести опыт. А потом уже в Запорожье реализовать свой новый для региона проект в сфере масс-медиа, но уже не в качестве журналиста, а качестве автора».

Однако в большинстве случаев, возвращение на родину — процесс болезненный. «Вернуться из столицы обратно в провинцию очень тяжело, — считает психотерапевт и директор тренинговой компании «Пситрон» Анна Пришутова. — Мало кто на это способен, ведь возвращение воспринимается как проигрыш и самими человеком, и окружающими. Хотя на самом деле возвращение может символизировать зрелость, осознание собственного пути, независимость от стереотипов. Когда я вернулась из Москвы, где получала дополнительное образование, знакомые меня не поняли. Но я точно знаю, что не хочу жить в мегаполисе — не мое это. Не хочу тратить на дорогу до работы и обратно два часа в день. Столицу можно сделать там, где ты». Солидарен с Анной и Михаил Минаков: «Возвращаются немногие: это болезненный опыт. По моим наблюдениям, вернувшиеся очень редко считают, что это насовсем. Они уверены, что это временно…» Впрочем, довольно скоро для многих из них наступает перелом, они твердо «прирастают» к родной земле.

Татьяна Жавжарова — способный педагог, журналист, редактор, недавно вернулась в родное Запорожье из Киева, где провела пять активных лет. Материально было очень тяжело: съем квартиры в Киеве запредельно дорогой. «Возвращение в Запорожье воспринималось тяжело, — рассказывает она. — Я считала, что это временная передышка, затем собиралась опять в бой. Но я нашла в Запорожье свою нишу, плацдарм для применения своих способностей. Я ясно увидела, что и здесь можно не просто работать, но и развиваться. А ведь именно за этим я ехала в Киев! Теперь мне пригодится профессиональный опыт, который я там накопила. Думаю, лучше быть большой рыбой в озере, чем маленькой рыбешкой в море». Схож с татьяниным и опыт автора это статьи. После 11 лет, проведенных в Москве и Санкт-Петербурге, я воспринимала возвращении в Запорожье как отдых в пути. Было и чувство проигрыша, и непонимание окружающих. «Вернуться из Питера? Что-то с ней не в прядке! Видимо, неудачница» — говорили они. Объяснять каждому, что мне просто не подошел питерский сырой климат, из-за которого пришлось ложиться под скальпель, и московская суета, что я, как и Анна Пришутова, просто не человек мегаполиса, быстро надоело. Сейчас я вижу, что могу реализовать себя и в Запорожье, причем на благо нам обоим — городу и мне.

Кстати, по мнению Михаила Минакова, большинство вернувшихся вскоре становятся настоящими ландпатриотами. «Как правило, самые успешные лидеры местного самоуправления возникают из этой когорты» — считает он.

Не покидай

Провожая друзей на киевский поезд, мы не знаем: вернутся ли они, будут ли помогать городу извне или забудут географическое родство. Поэтому лучше сделать так, чтобы молодые таланты не уезжали. Это редкий случай, когда в проблеме трудно винить местные власти. Хотя кое-что им по силам. «Единственная задача властей, — размышляет Анна Пришутова, — поработать на имидж города. А он образуется из активного обращения к истории региона — у нас таких ресурсов хоть отбавляй, позиционирования на уровне страны и обилия развлекательных мероприятий». В этой же плоскости видит роль властей Михаил Минаков: «Власти должны способствовать интеллектуальной жизни города, создать миф о престижности потребления в городе. Только представление, что это место — не провинция, может остановить отток таланта. Городские власти не так уж и много могут сделать в этом плане. Главное с их стороны — долговременная политика, которая не будет меняться со сменой игроков. Это требует критической массы образованных местных политиков и интеллектуалов. Донецкие, к примеру, строят столицу без интеллектуальной поддержки и проигрываютт. А Кривой Рог радует: их интеллектуальный продукт читает и столица, и другие общины. Впрочем, Ринат Ахметов уже ведет проекты для усиления интеллектуальной жизни в Донецке».

Работы в этом направлении хватит не только властям, но и бизнесу, и прессе, и местным общественным организациям. Если интеллектуалы города живут не в нищете, у них есть доступ к прессе и телевидению, бизнес может влиять на городскую политику, в городе пишутся книги, проводятся конференции, то острой необходимости уехать у молодежи не будет. Очень важно, чтобы у талантливых людей была возможность запустить национальный проект, управляя им из своего города. Пока таких примеров замечено не было, хотя для этого есть все необходимое. «Уверена, что в Запорожье можно делать проекты национального масштаба, — говорит Татьяна Жавжарова. — Для этого есть и квалифицированные специалисты, недорогая и менее капризная, чем в Киеве, рабочая сила, а конкуренция существенно меньше. Такие качественные проекты будут удерживать талантливую молодежь в родном городе, и проблема утечки мозгов потеряет актуальность».

«Чтобы молодежь не уезжала из города, — говорит журналист Максим Асауляк, — должен стереться тот огромный разрыв межу центром и регионами, который сейчас существует. Думаю, со временем это произойдет». Анна Пришутова тоже считает, что отток талантов может прекратиться. «Детей в школах сейчас воспитывают более патриотично, — говорит она, — и результаты дадут о себе знать. Обилие удаленной работы сыграет свою роль. Малый и средний бизнес все-таки пробьют себе дорогу. Уезжать в столицу станет незачем».

Вот тогда-то все начнут размышлять, как Игорь Мещан, который уже имел опыт жизни в чужом городе во время учебы в Днепропетровске. «Меня регулярно приглашают на работу в Киев, — говорит он. — Но мы с единомышленниками, лидерами молодежных организаций, не теряем надежды создать в нашем городе новую единую элиту. Я люблю свой край, и не представляю, как я могу проснуться и не увидеть Хортицы…»

Юлия ТИМОФЕЕВА


Мнения экспертов:

Михаил Минаков, философских наук, доцент кафедры философии Киево-Могилянской академии, директор по развитию Фонда Евразия в Украине, Беларуси и Молдове:
— Почему молодежь уезжает? Качество жизни в столице выше. Сегодняшняя культура приписывает индивиду необходимость постоянного символического потребления: например, полагается выпить кофе не в старой советской забегаловке с хорошим вкусом за три гривны, а в дорогом кафе, где заплатишь 25 гривен плюс чаевые. Но зато тебя увидят такие же несчастные, пьющие паршивый машинный кофе.
В столице выполнить это культурное предписание легче, чем в селе или городе помельче. Это связано с тем, что там не развито центристское мышление: для них происходящее в своем городе вторично по отношению к жизни в столице. Провинциализм - это пунктик в голове, что настоящая жизнь — в столице.
Чтобы молодежь не уезжала в Киев, надо способствовать интеллектуальной жизни города, создать миф о престижности потребления в городе. Этому будет способствовать местный бизнес. Если мифотворцы-интеллектуалы в данной местности живут хорошо, у них есть финансовые средства, доступ к масс-медиа, они влияют на решения областного и городского советов, могут напечатать книги на месте, провести круглые столы и конференции, найти необходимые журналы в местной библиотеке, запустить национальный проект, управляя им из своего города, то провинция становится центром. Я наблюдал такие действия в Донецке. Я вижу как это исчезает во Львове.

Анна Пришутова, психолог, психотерапевт, директор тренингового центра «Пситрон»:
— Больший город предоставляет молодому человеку большие возможности. Но одновременно в нем выше конкуренция, легче затеряться. Молодежь тянет туда сама интенсивность жизни. Отъезд в столицу можно воспринимать и как некий обряд инициации: первое «взрослое» решение, самостоятельная жизнь, новый опыт превращают человека из юноши во взрослого.
Но совершенно справедливо выражение: столицу можно сделать там, где ты. Да, в столице много головных офисов иностранных компаний, которые дают возможность профессионального развития. Но и у нас есть не менее прогрессивные люди, квалифицированные специалисты. Например, в области медицины: у нас есть кафедра кардиохирургии и известный анестезиолог, член Нью-Йоркской Академии, к которым приезжали со всего Союза, да и сейчас приезжают учиться.

Игорь Мещан, заместитель начальника управления по делам семьи, молодежи и спорта, начальник отдела по вопросам семьи, женщин, детей и молодежи ОГА:
— Нам всем вместе нужно пересмотреть отношения к молодежи и перейти от лозунгов к действиям. Мы вот провели 19 сентября координационный совет на тему поддержки молодежи на предприятиях. Если предприятие не заботится о своих кадрах, то оно не живет, а доживает. Например, на «Запорожстали» молодые сотрудники нужных специальностей могут получить беспроцентный кредит на жилье, серьезную материальную помощь по рождению детей. На «Днепроспецстали» — серьезная кадровая школа. На «Мотор-Сичи» — поощрения, связанные с конкурсом научно-технических работ. В Пологовском районе аграрное хозяйство, возглавляемое Бандуровым, является оазисом, в Новониколаевке — предприятие «Гайчур». От них молодежь не только не едет, но, наоборот, в очереди стоит.
Я в молодежной политике с 95-го года, и такого позитивного отношения к молодежи, которое присуще сейчас облсовету и ОГА, не было раньше никогда. Молодежь имеет сейчас все козыри, чтоб стать у руля своей жизни. Что касается менталитета, то молодежь разочаровалась почти во всем, в том числе и своих силах. Тут надо просто воспрянуть и руководить своей жизнью. Под лежачий камень вода не течет.
Досуг? В этом смысле спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Мы стараемся создать все возможности, чтобы молодежь могла самоорганизоваться и самореализоваться. Существует областной центр молодежи, который сейчас реконструируется — это нормальная концертная площадка, в которую вход для молодежи будет льготным. У нас есть прекрасный симфонический оркестр, один из лучших на постсоветском пространстве. С новым режиссером Виталием Денисенко возобновляет свои силы музыкально-драматический театр имени Магара. Не сдает позиций Театр юного зрителя. Ночных клубов вполне достаточно. Некоторые составляющие молодежной тусовки отсутствуют. Но за это надо браться самой молодежи — а мы поможем финансово и организационно.
Мы в управлении уже несколько лет полушутся-полусерьезно культивируем девиз «Запорожье — столица Украины». Мне кажется, наш менталитет таков, что даже в прекрасном чужом городе наш человек будет скучать по родному краю.

Игорь Филиппенко, председатель комитета по делам семьи и молодежи Запорожского горсовета:
— Мы прилагаем серьезные усилия для того, чтобы молодежь оставалась в городе: проводим разнообразные проекты и конкурсы, которые консолидируют одаренных людей. Например, конкурс бизнес-проектов для молодых предпринимателей, конкурс одаренной молодежи в сфере литературы и искусства. Вместе с предприятиями проводим молодежные научно-практические конференции для трудовой молодежи. Ведем школу молодежного редактора. Планируем конкурс студенческих общежитий, который должен стимулировать нормальные условия жизни для студентов. Я считаю, что это реальная поддержка молодежи.

Как обстоит дело с молодежной миграцией в других странах?

Многие европейские страны — это страны одного города. Например — Англия с великолепным Лондоном. Ливерпулю и Манчестеру приходиться тратить огромные средства, удерживая молодежь у себя. Венгрия: вся жизнь протекает в Будапеште. То же самое в Дании, Швеции, Норвегии, Ирландии. Но есть и другие страны, где федерализм (не всегда политически, но всегда культурно обусловленный) позволяет землям и краям выживать — Германия, Италия, Польша, США, Канада. Россия находится на раздорожье. Украина, кажется, выбрала путь одного города. Но этот город, к сожалению, с притоком людей не справляется…


Обсудить на форуме >>>

12.05.2008


 

Редакция не несет ответственности за содержание материалов. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции

Запорожье и область | Новости Запорожья и области RSS 2.0 | | follow us on | читайте нас в |