Лента статей
Про СМИ

Еженедельник "ИСТЕБЛИШМЕНТ"  содержит актуальную информацию о бизнесе, политике, экономике, аналитике и защите прав населения. Кроме того, Вы найдете  приложение с ТВ-программой и новостями шоу-бизнеса.

Контакты

Архиепископ Лука: «Я не виноват, что хорошее авто, необходимое для того, чтобы я мог достойно совершать служение, дорого стоит»

Архиепископ Лука: «Я не виноват, что хорошее авто, необходимое для того, чтобы я мог достойно совершать служение, дорого стоит»

В конце прошлого года Запорожье отличилось религиозной рокировкой. Молодой и, возможно, не всегда в меру энергичный архиепископ Иосиф был назначен (хотя, по мнению многих, здесь бы больше подошло слово «сослан») «заведовать» Конотопско­Глуховской епархией Украинской православной церкви Московского патриархата. В обратном же направлении проследовал архиепископ Лука, человек во многих смыслах интересный. Уроженец Донбасса, бывший врач, молодой (40 лет Луке исполнится в июле), но более, прямо скажем, степенный священнослужитель за пять лет прошел путь от монаха до архиепископа. «ИТ» расспросил владыку Запорожского и Мелитопольского о его духовном пути, а также о более мирских вещах. 

У Иосифа все слава Богу

– Как происходило Ваше назначение в Запорожье? Можно сказать, что Вы прибыли в нашу епархию как кризисный менеджер?

– Никакого кризиса не было. А трения, которые здесь, возможно, возникали, вряд ли были причиной перевода. Мое назначение постановил Священный синод, а что этому предшествовало, я не знаю. Известие о переводе в Запорожье застало меня в дороге и, честно говоря, ошарашило: я занимался текущими делами КонотопскоГлуховской епархии и о переезде не помышлял.

– Уже успели познакомиться с местными реалиями и, скажем так, мирскими владыками?

– С реалиями до сих пор знакомлюсь – все местные нюансы сложно узнать. Общаюсь с духовенством, светскими властями, от которых и узнаю о состоянии дел в области. Сначала познакомился с Александром Сином, затем с Борисом Петровым. Наши отношения оцениваю как плодотворное сотрудничество. По крайней мере, некоторые мероприятия, которые мы провели, удались только благодаря их поддержке.

– Не интересуетесь, как дела у Иосифа в Конотопской епархии?

– Надеюсь, у него все слава Богу. Мне звонят знакомые по Конотопу, говорят, что довольны новым владыкой.

– Что подвигло Вас, врача и бывшего военнослужащего, стать священнослужителем?

– Было несколько причин. Я долго пребывал в раздумьях, советовался с духовником, как мне быть – стать врачом, жениться или принимать монашество. Он научил меня одной из главных истин православия: Бог есть свобода, и свой выбор я должен сделать сам. Я его сделал.

– Как отнеслась к Вашему решению несостоявшаяся невеста?

– Невесты как таковой на тот момент не было. Была девушка, которая мне нравилась. Мы с ней объяснились, и она сказала, что ей не нравлюсь я. Но не это стало причиной моего поступка.

– Как бывший врач интересуетесь ли состоянием здравоохранения в Запорожье?

– Конечно. Например, по итогам завершившейся благотворительной акции «Любовь милосердствует» мы собрали деньги на покупку оборудования для лечения детей, страдающих онкогематологическими заболеваниями, уже подписали контракт с медицинской фирмой. Медицина для меня не стала чуждой, хотя изучать ее в том объеме, как раньше, не хватает времени.

– Как Вы, будучи врачом и духовным лицом, относитесь к таким явлениям, как искусственное оплодотворение, трансплантология, смена пола?

– Это интересная тема, но однозначного отношения к этим вопросам у меня нет. Например, искусственное оплодотворение хорошо, когда помогает зачать. Но методики, в результате которых убиваются оплодотворенные яйцеклетки, уже начавшие делиться, лично для меня неприемлемы. Трансплантологию нужно не только поместить в четкие законодательные рамки, но и найти пути решения этического вопроса получения разрешения у родственников. Знаменательно, что в ряде стран беседу с родственниками умершего потенциального донора ведут священники, объясняющие, что он может спасти чьюто жизнь. Что касается смены пола, то человеку, который не может определиться, мальчик он или девочка, нужна помощь не хирурга, а психиатра. Смена пола в большинстве случаев ничего не дает. По врачебной статистике, пациент не реализует себя и впадает в еще большую депрессию.

Проклятье!

– Недавно Вы выступили с инициативой создания морального кодекса украинца. Как именно в Вашем понимании нужно регулировать моральность и какой отклик нашла эта идея?

– Пока сложно говорить чтото определенно. Мы лишь обсудили эту идею с председателем нацкомиссии по морали Василием Костицким. Задумка такова: мы должны хотя бы в виде декларации расписать этические вопросы, которые касаются наших граждан. Это отношение друг к другу, содержание информации, публикуемой в СМИ, рекламы. Разве достойно то, что политики поливают друг друга грязью в токшоу, ведущий кулинарной телепередачи унижает участников, молодежные программы не обходятся без «запикивания» матерщины, а в криминальных новостях показывают кровь и трупы? Конечно, журналисты поднимут вопрос о свободе слова, но свобода – это не вседозволенность, не выставление напоказ тайны отношений между мужчиной и женщиной и опошливание их в угоду какойто моде на цинизм. В идеале это бы выглядело как свод законов, в основу которых легли бы христианские ценности и принципы добра и зла, которые во всех религиях одинаковые.

– То есть речь идет о юридической ответственности за нарушение принципов морали?

– Не только. Я бы не хотел, чтобы меня приняли за сторонника введения цензуры в СМИ. Я за то, чтобы они публиковали правду, а не унижали людей публикацией какихто «жареных» фактов. Я хотел бы, чтобы этот кодекс помогал людям вскрыть их моральные недостатки. Было бы здорово, если бы мораль преподавали в школах, так как мы должны учить детей именно прин

ципами морали, а не какимито размытыми либеральными ценностями, как принято в Европе. Если ребенок получит какуюто сумму знаний, то это не значит, что он станет культурным человеком.

– В 2008 году Вы, по версии тех же СМИ, в присутствии прихожан прокляли настоятеля Сумского кафедрального собора отца Георгия (скандал разразился вокруг собора, который якобы намеревались передать Киевскому патриархату – ред.). Прокомментируйте этот эпизод.

– Наверное, этот конфликт преследует меня по воле Божьей… Тогда был конфликт: священник восстал против архиерея, епископа Сумского и Ахтырского Илария. Я не буду пересказывать всей скверны, которую тогда предпринял отец Георгий. Впоследствии он попросил у меня прощения, и я не держу на него зла. Мы с Иларием зашли в собор, и я в присутствии прихожан обратился к Георгию с просьбой выйти на улицу, чтобы попросить друг у друга прощения. Мы не можем совершать литургию, когда у нас нет любви и прощения друг к другу, а человек, творящий дело Божье с небрежением, проклят, как сказано в Священном Писании. Он трижды проигнорировал мои слова, после чего я обратился к людям со словами о том, что отец Георгий проклял сам себя пред Богом и людьми. Я сказал эти слова, обратившись лишь к Священному Писанию, ничего не придумав от себя. Я очень боюсь слов проклятия и никогда не позволю себе произнести их. Когда я был молодым священником, мне пришлось исповедовать одну женщину, которую я знал как добрую и отзывчивую. Ее семью охватили беды: сама женщина 15 лет была парализована, у нее обнаружили злокачественную опухоль и метастазы в кости, мужинвалид, единственная дочь страдала ДЦП и умственной отсталостью. Причина этих бед обнаружилась при исповеди – женщина вспомнила, как в молодости прокляла свою свекровь. Вспоминая о случае с отцом Георгием, не могу снова не упомянуть о роли СМИ: когда я после инцидента с ним проходил мимо заснявшей конфликт съемочной группы телеканала «1+1», то предложил им свой комментарий к ситуации. Они ответили, что им не нужен мой комментарий, и смонтировали сюжет так, чтобы выставить меня в скандальном свете.

Никаких денег Москве

– В Украине, родине славянского православия, все большее влияние приобретают различные ветви протестантской религии. Планирует ли православная церковь както бороться за прихожанина?

– Бог наделил человека свободой. Мы должны не бороться, дергая за рукав и приставая к людям на улице, а всем своим служением и трудом показать человеку красоту православия, ведь религия – это не конкуренция на рынке. Хорошо, что вы поднимаете этот вопрос. Мне бы хотелось, чтобы ваши читатели взглянули на этот вопрос хотя бы исторически. Популярные нынче ветви протестантизма возникли не раньше ХІХ века. Возникает вопрос: выходит, до этого 19 веков люди неправильно поклонялись Богу, исповедовались? Если человек прислушался к посулам этих религий, это его дело, пусть помогает комуто заработать денег. Но в своей душе он потеряет, рискуя навсегда потерять ее.

– Многих в Православии смущает то, что некоторые священнослужители появляются на людях на престижных авто, в дорогих часах. Как Вы относитесь к атрибутам роскоши в церкви и планируете ли бороться с ними в своей епархии?

– Как определить, что роскошно, а что нет? Как мне, проезжающему в месяц более десяти тысяч километров, найти надежную и дешевую машину, которая выдержит такие нагрузки? Как мне выдерживать нагрузки дороги в дешевом и тесном авто? Я могу говорить только о себе: мне нужно ездить по епархии, дома я нахожусь только для того, чтобы поспать. Я могу себе позволить ездить на общественном транспорте или на дешевой машине, которые мне в таком случае придется все время менять? Я скромен в быту и выступаю против лишней, показушной роскоши, но в то же время я не виноват, что хорошее авто, необходимое для того, чтобы я мог достойно совершать служение, дорого стоит. Ктото может думать, что машина куплена на деньги церкви, которая очень богата, но я не могу себе позволить тратить деньги, которые человек пожертвовал на храм, ведь Господь с меня за это спросит. А если человек, не спрашивая меня, сделал мне подарок, к примеру, те же часы... Как мне с ними быть?

– То есть авто Вам подарили? Какой маркой пользуетесь?

– Да. Внедорожник Toyota Sequoia. Я же, простите, изза габаритов еще не в каждое авто помещусь.

– Есть ли в Запорожской епархии проблема текучести кадров?

– Как и везде. Не хватает священников, особенно достойных. Есть священники, работающие в двух приходах, – такое часто встречается в селах, куда не хочет ехать молодежь, предпочитая крупные городские приходы. Если раньше в священники рукополагали не всегда духовно образованных людей, то теперь людей отбирают, чтобы человека не пришлось «увольнять», как с работы. Священником нужно оставаться до последних дней.

– Нужна ли Украине единая православная церковь и возможно ли ее создать?

– Этот вопрос часто поднимается, но как я могу объединяться с человеком, нарушившим все каноны церкви, для которого церковь – место работы, а не служения, с человеком, которого точнее будет назвать желающим заработать, а не священнослужителем?

– Вы имеете в виду киевского патриарха Филарета?

– Я имею в виду тех, с кем предлагается объединяться. У меня в Конотопе был священник с судимостями, другой торговал самогоном. Их лишили сана в нашей церкви, и теперь они служат у филаретовцев. И я знаю немало таких примеров. Как мне, говорить им «Христос среди нас»? Почему никого не смущает, что грекокатолики подчиняются папе римскому, а наше молитвенное общение с Московским патриархатом – плохо? Украинская церковь полностью управляема митрополитом Владимиром, и никаких денег от пожертвований мы в Москву, вопреки слухам, не передаем. Когда Европа объединяется транснационально, это считается нормальным, а объединение славянских народов ктото считает плохим. Не зря американский политолог Збигнев Бжезинский однажды заявил, что СССР разрушен, но стержень православной церкви, на котором он держался, цел. Так что те, кто ратует за объединение (с Киевским патриархатом), фактически ратует за раскол славянства. Возникает вопрос: на кого работает такой человек?

– То есть с Вашим «киевским» коллегой, архиепископом Запорожским Григорием, Вы не поддерживаете контакты?

– Не поддерживаю.

Монашеский футбол

– Где живете в Запорожье?

– Добрые люди предоставили мне небольшой домик в частном секторе. Спальня – девять квадратных метров, в общем, обычный дом без «выкрутасов».

– Как Вы относитесь к «делу пономарей», якобы причастных ко взрыву в Святопокровском соборе? Поддерживает ли епархия своих собратьев, сидящих в СИЗО?

– Да, регулярно передаем им передачи. Я просил следствие, чтобы из них не сделали козлов отпущения, чтобы разобрались. Надеюсь, суд примет правильное решение, и молюсь, чтобы дело закончилось по воле Божьей, ведь Господь своих в обиду не дает.

– Ваш предшественник на посту Запорожского епископа прославился нашумевшими акциями – заставлял священников играть в бильярд и футбол, освящал город с вертолета, планировал снимать фильм. У Вас есть в планах необычные задумки для популяризации православия?

– Гонять священников играть в футбол я точно не буду. Не каждый священник сможет таким заниматься, ведь это человек с совсем другим взглядом на жизнь. Если они соберутся в команду сами и попросят благословения, я не буду против. При условии, что это не будет в ущерб службе. Популяризовать православие, я считаю, нужно подругому – службами, проповедями, добрыми делами. В Евангелии Господь не спрашивает, сколько ты голов забил или передач отдал, а сколько добрых дел сделал, и это для меня важнее. Гнаться за популярностью, тем более за дешевой, – не наш удел, ведь православие не поверхностно. А спортом заниматься нужно, ведь здоровье – это дар Божий.

– Занимаетесь в свободное время спортом или посвящаете его какомунибудь хобби?

– Если бы оно у меня еще было, это свободное время. Люблю слушать классическую музыку, общаться с людьми. А чемто вроде коллекционирования марок не увлекаюсь.

– Церковь живет на пожертвования, которые подразумевают добровольность. А цены на церковные услуги – фиксированные…

– В Ветхом Завете была заповедь – жертвовать десятину на храм, а священник питался от жертвенника своего. Сейчас о ней все забыли, и человек, изредка приходящий в храм, возмущается, что церковь выставляет фиксированные цены. Между тем нам нужно ремонтировать храмы, покупать свечки, литературу, платить обслуживающему персоналу и за электроэнергию, которая для нас теперь стоит недешево (за год тарифы на электроэнергию для религиозных организаций выросли вполовину – ред.). Если бы человек платил десятину, то требовать с него деньги в храме было бы аморально. Но церковь выживает сама. Тем более я не знаю священника, который отказал бы в обряде человеку, у которого нет денег. Вопросом о том, что церковь «тянет» из когото деньги, враги православия ищут повод его осквернить вероучение. Но у них это не получится.

Игорь ИВАНЧЕНКО


 

* Редакция сайта не несет ответственности за содержание материалов. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий
Имя
Сообщение

Комментарии:

андрей | 09.01 2014 в 08:44
слова с делом расходятся-брал деньги грязные у бандитов и оболгал по их заказу

ксения | 01.07 2011 в 20:54
Интервью с владыкой Лукой интересное и поучительное.Прекрасная статья. Побольше бы таких статей не \"желтых\" и не \"грязных.

ПОЗИЦИЯ
ПОРОГИ
ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ЗАПОРОЖЬЕ
МЕЛИТОПОЛЬСКИЕ ВЕДОМОСТИ
РОСТ
МИГ
ДЕТИ ЗАПОРОЖЬЯ
РАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА
MISTO.ИНФОРМ
КЛЯКСА. ГАЗЕТА ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ
ЗАПОРІЗЬКА СІЧ
СОДРУЖЕСТВО
ПРАВДА (АРХИВ)
ЗАПОРОЖСКИЙ ПЕНСИОНЕР (АРХИВ)
УЛИЦА ЗАРЕЧНАЯ (АРХИВ)
ВЕРЖЕ (АРХИВ)
МРИЯ (АРХИВ)
НАДЕЖДА (АРХИВ)
ГОРОЖАНИНЪ (АРХИВ)
БЕРДЯНСК ДЕЛОВОЙ (АРХИВ)
ИСТЕБЛИШМЕНТ. АНАЛИТИКА (АРХИВ)
ОСТРОВ СВОБОДЫ (АРХИВ)
ЖУРНАЛ ЧУДО (АРХИВ)
ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА. ТРК АЛЕКС (АРХИВ)
БЕЛАЯ СТРЕЛА (АРХИВ)
ЗНАМЯ ТРУДА (АРХИВ)
АВТОПАРК (АРХИВ)
МИГ по ВЫХОДНЫМ (АРХИВ)
Запорожье и область | Новости Запорожья и области RSS 2.0 | | follow us on | читайте нас в |