Лента статей
Про СМИ

Еженедельник "ИСТЕБЛИШМЕНТ"  содержит актуальную информацию о бизнесе, политике, экономике, аналитике и защите прав населения. Кроме того, Вы найдете  приложение с ТВ-программой и новостями шоу-бизнеса.

Контакты

Тренер школы дзюдо Леонид Цыбульский: о том, может ли испортить человека профессиональный спорт, и о деле чемпиона Сотникова

Тренер школы дзюдо Леонид Цыбульский: о том, может ли испортить человека профессиональный спорт, и о деле чемпиона Сотникова

Когда мы попросили главного тренера запорожской СДЮШОР по дзюдо Леонида Цыбульского дать статистику о чемпионах, воспитанных в стенах школы, Леонид Ефимович развел руками — чемпионов здесь не считают. И тем не менее ее ученики стабильно занимают высокие места в международных рейтингах, побеждают на мировых и всеукраинских соревнованиях. Для многих из них школа стала вторым домом, с ней ребята связывают свое будущее. Ученики, окончившие школу много лет назад, до сих пор приходят сюда на спарринги, приводят своих детей и даже внуков. Недавно юные дзюдоисты снова отличились на всеукраинских соревнованиях в Донецке и привезли комплект наград. О традициях спортивных поколений и истории развития дзюдо в Запорожье Леонид Ефимович рассказал в интервью РепортерUA.

– Леонид Ефимович, расскажите, с чего начиналось дзюдо в нашем городе и как на развитие этого единоборства повлияла династия Цыбульских?

– У нас дзюдо начиналось с самбо. В то время, когда во всем мире самбо не было как вида спорта, было дзюдо. В 1964 году в Японии проводились Олимпийские игры. И Япония как принимающая страна воспользовалась правом включить новый вид спорта в олимпийскую программу. От советской команды послали четырех спортсменов, и все четверо стали бронзовыми призерами.

А в Запорожье дзюдо начиналось с Семена Наумовича Цыбульского. Во время войны он дошел до Будапешта, служил разведчиком, а вернувшись, был направлен в школу милиции, проработал в России, после чего вернулся в Запорожье. Работая в городском управлении, он создал комсомольский оперативный отряд, который гремел на всю страну. В него входили более ста человек. Они боролись с хулиганами, карманниками, занимались поддержкой правопорядка. Дядя видел, что в одиночку работникам милиции тяжело, им нужна помощь. Затем появилась и секция самбо. Поначалу это были тренировки сотрудников. Затем секция самбо появилась при институте. В эту секцию попал и я. Тогда еще не было спортивной школы, а была небольшая секция при «Локомотиве». Семену Наумовичу было тяжело, на соревнования его не пускали, так как он был занят на работе. Часто не было помещения. Мы переносили маты, где только не тренировались. На моей памяти сменилось как минимум 13 помещений. В зале ЗРЗ, где сейчас спортзал училища, мы тренировались параллельно с Беладзе, Чертковым.

– Как появилась уже эта школа?

– Непосредственно эта школа относилась к стадиону «Локомотив», а в 80-м году получилось так, что в Запорожье было первенство чемпионата Союза. И ко мне приехали организаторы с предложением тренировать клуб «Трудовые резервы». Условия у них были лучше, не было проблем ни с формой, ни с участием в соревнованиях.

– Сколько учеников было на то время?

– Уже тогда их было море. До сих пор приходят «ученики», которые тренировались раньше, сейчас им за 50. Поэтому наша школа – это уже некий центр дзюдо.

– Как происходила реорганизация самбо в дзюдо?

– В 1972 в Мюнхене прошли Олимпийские игры, и наша сборная там очень хорошо выступила. И после этого дзюдо ввели во всесоюзную классификацию. Занятия дзюдо считались чем-то вроде преклонения перед западом. Но на соревнованиях ведь по сути выступали самбисты. В обоих единоборствах очень много схожих приемов, та же борьба в одежде.

– Как вы перешли от роли тренирующегося к роли тренера?

– Я тренировался, как все пацаны, все хотят чего-то достичь. Научиться бороться. В армии я попал в сильную спортивную роту. В строю стояли отборные ребята, все отличные спортсмены. Там я стал призером Вооруженных сил страны, призером республиканских соревнований. Вернувшись из армии, я был полон сил, у меня была тяга к тренерской деятельности. Я и ранее помогал дяде на тренировках, проводил разминки, иногда заменял его. Когда я вернулся из армии, на следующий же день ко мне пришли с предложением устроиться электромонтером. Им нужен был хороший спортсмен. Т.е. я числился монтером, а на самом деле тренировал ребят и выступал за команду. Некоторое время я был играющим тренером.

– Как происходил переход от самбо к дзюдо, которое включает в себя и духовное учение?

– Поначалу этот переход воспринимался скептически, дескать, как это: вчера я самбист, сегодня дзюдоист, а завтра я что, гимнастом буду? Но со временем все свыклись, и многие ребята ездили на соревнования и по дзюдо, и по самбо. В итоге все переключились легко и безболезненно. То же самое происходит и сейчас – самбисты ездят на соревнования по дзюдо, и наоборот.

– Кто оказывает поддержку в проведении соревнований? Ведь турниров много, есть возможность выбирать соревнования?

– Поддержки нет практически никакой, все держится за счет родителей. Причем одному ребенку родители помочь могут, но часто у талантливого ребенка нет такой возможности. Тогда помогаем сами.

– Как в вашей школе идет процесс духовного воспитания, прививаются ли какие-то ценности из изначальной философии дзюдо?

– Что такое духовное воспитание? Это по сути тот же педагогический процесс. Ты внушаешь ребенку, чего он должен придерживаться, а чего нет. Все просто. До кого-то это доходит быстрее, до кого-то – медленнее. Кто этого не понимает, тот просто не занимается. Я передаю то, чему меня учил мой тренер. Ведь он был не столько выдающимся тренером, сколько талантливейшим педагогом, который мог найти подход к любому. Бывает так, что кто-то находит новый прием, доводит его до совершенства, но человека хорошего не получается. Есть пример Сотникова, приходил и к нам на спарринги. Казалось бы, талантливый, способный спортсмен.

– Насколько профессиональный спорт убивает желание сделать хорошего спортсмена?

– Нормального человека ничего не испортит.

– Если представить, что вы тренер Сотникова, и он постоянно занимает призовые места, но вы точно знаете, что он способен на преступление, как бы вы расценили такую ситуацию?

– Это однозначный провал. Совершение преступления – это для нас всегда трагедия. Среди учеников бывают разные случаи, кто-то подрался, кто-то попал в милицию – пацаны есть пацаны. И пусть он сто раз прав, я стараюсь их воспитывать. Один из моих учеников, защищаясь, сделал бросок, оппонент получил сотрясение, вызвали скорую, мне звонили из института и сказали, что он был на 200 процентов прав. Но если ты на два порядка сильнее, то должен быть и умнее на два порядка, должен конфликт предотвратить. И я, естественно, напугал его: сказал, что человек находится в реанимации между жизнью и смертью. И он все сразу понял. И ребята все бегали и интересовались здоровьем этого человека. Поэтому дело Сотникова – это особый случай.

– Делу Сотникова уже несколько лет, обсуждается ли оно до сих пор?

– Конечно. И мы пришли к единому выводу: если бы его не отмазали в первый раз, не было бы всего остального.

– Возвращаясь к разговору о школе, расскажите о трудностях, с которыми пришлось столкнуться, и чем вы гордитесь больше всего за время работы?

– Главный предмет гордости для меня – то, что школа существует. То, что все тренеры в ней – мои ученики. Дети приходят и знают, что здесь их школа. В прошлом году наша воспитанница стала чемпионкой Украины.

– Стоит ли перед вами какая-то конечная цель, например, воспитание олимпийского чемпиона, или вы уже просто получаете удовольствие от процесса?

– Стремление к высоким спортивным результатам у нас всегда есть. Без мотивации не будет никаких результатов. Даже приходя в обычную секцию, ученики стараются быть лучшими. Тем более, каждого третьего ребенка в нашей школе приводят его родители, которые раньше занимались у нас.

– Вы отправляли письмо Владимиру Путину, который также занимался дзюдо. Расскажите об этом.

– Нам нужна была помощь, поэтому я решился на такой шаг. Легких моментов в работе школы не бывает. Поддержка нужна постоянно. Мы готовы здесь и дневать, и ночевать, чтобы детям было интересно. Часто они ходят сюда с большим удовольствием, чем в школу.

– Вы себе отдаете отчет в том, что ребенок, увлекающийся дзюдо, часто начинает не успевать в школе?

– Это обычная недисциплинированность, несобранность. Определенные стереотипы есть. Иногда приходится идти в школу, общаться с учителями, и я знаю, что в отношении меня есть предвзятость, дескать, с тренером и говорить не о чем, спортсмены с математикой не дружат. Тогда я тем более иду на контакт. У одного учителя математики я спросил, знает ли он великих математиков, которые достигали в спорте больших результатов. За примером далеко ходить не надо – Пифагор был олимпийским чемпионом.

– Что бы вы сказали ребенку, который стоит сейчас перед выбором, каким спортом заниматься?

– Прежде всего, нужно расположить ребенка к себе. Что-то рассказать и, самое главное, показать. Как правило, от слов толку мало. Важно, когда ребенок видит пример, видит, как занимаются и достигают успехов его товарищи, ровесники.

Евгений ЗЮЗИН


 

* Редакция сайта не несет ответственности за содержание материалов. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.

Добавить комментарий
Имя
Сообщение

Комментарии:

Юрий | 23.10 2015 в 13:17
Здравствуйте дорогой Леонид Ефимович!Зная Вас и Вашего Тренера больше чем уверен что и Вы и Ваши ученики-последователи приложат максимум усилий для прославления Украинского и Запорожского спорта! Здоровья Вам и успехов!

ПОЗИЦИЯ
РОСТ
МЕЛИТОПОЛЬСКИЕ ВЕДОМОСТИ
ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ЗАПОРОЖЬЕ
ПОРОГИ
РАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЗЕТА
ДЕТИ ЗАПОРОЖЬЯ
MISTO.ИНФОРМ
МИГ
КЛЯКСА. ГАЗЕТА ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ
ЗАПОРІЗЬКА СІЧ
СОДРУЖЕСТВО
ПРАВДА (АРХИВ)
ЗАПОРОЖСКИЙ ПЕНСИОНЕР (АРХИВ)
УЛИЦА ЗАРЕЧНАЯ (АРХИВ)
ВЕРЖЕ (АРХИВ)
МРИЯ (АРХИВ)
НАДЕЖДА (АРХИВ)
ГОРОЖАНИНЪ (АРХИВ)
БЕРДЯНСК ДЕЛОВОЙ (АРХИВ)
ИСТЕБЛИШМЕНТ. АНАЛИТИКА (АРХИВ)
ОСТРОВ СВОБОДЫ (АРХИВ)
ЖУРНАЛ ЧУДО (АРХИВ)
ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА. ТРК АЛЕКС (АРХИВ)
БЕЛАЯ СТРЕЛА (АРХИВ)
ЗНАМЯ ТРУДА (АРХИВ)
АВТОПАРК (АРХИВ)
МИГ по ВЫХОДНЫМ (АРХИВ)
Запорожье и область | Новости Запорожья и области RSS 2.0 | | follow us on | читайте нас в |